Мы в Санкт-Петербурге в 2004 году

 

Мы в Санкт-Петербурге в 2004 году

Необработанные путевые заметки, сделанные во время нашего пребывания в Санкт-Петербурге с 30 мая по 3 июня 2004 года



Тут как-то, на днях, попались мне на глаза мои заметки путевые, с отпуска-2004 г., когда мы были в Петербурге.
Полистал с удовольствием. И решил ничего там не поправлять и не приукрашивать. Написано, конечно, коряво, наспех, сжато, но... Если теперь всё это причесать, уложить, завить, подмазать, подкрасить, подстричь, подбрить, припудрить - то что же останется? Будет всё красиво - и всё неправда.
Там всё написано на ходу, иногда буквально - "на собственной коленке", под первым впечатлением от увиденного. А первое впечатление - оно ведь самое свежее, без последующих наслоений.
Так что пусть всё останется, как есть.



День первый.
30 мая, воскресенье

…В Питер прибыли вовремя, даже раньше графика минуты на две.
Мы выгрузились из вагона, сложили вещи на перроне и встали на месте – идти нам пока некуда. И тут к поезду повалили агенты-заселенцы, на груди – таблички типа «Гостиницы, квартиры, комнаты». Мы остановили одну из них, по имени Наташа. Заговорили с ней на предмет размещения. Пока мама с ней разговаривала, мимо ещё проходили такие же агенты (точнее, агентши – все женщины). Папа с одной из них тоже заговорил на этот же предмет, а больше – из любопытства, чтобы сравнить, что и почём, ну, и чтобы побольше выбора у нас было. Та ему начала сватать квартиру – сначала за 1200 руб., потом скинула до 1000 руб. (в сутки). Потом оказалось, что она сильно «поддатая» (выпивши).
А мама тем временем договорилась с первой разместительницей, Наташей, о комнате, которую сдаёт старушка – бабушка-«божий одуванчик» (по выражению той же Наташи), за 600 руб. в день. В общем же цены на жильё разные, но не хилые: отдельная кварти-ра от тысячи руб. в день и выше.
Сошлись в цене, договорились, поехали. Сначала пошли, навьючив свою поклажу. Вышли в город, по дороге решив ехать на такси, чтобы не толкаться по переходам и вагонам метро со своими рюкзаками.
Наташа (не наша, а питерская, агент по заселению) поймала нам машину (200 руб.), созвонилась с бабушкой, к которой она нас поселила, объяснила водителю дорогу, снабдила адресом: ст. м. «ул. Дыбенко», ул. Крыленко д. ...кв. .., .. этаж код ... тел. ........ Надежда Михайловна.
Также Наташа вручила нам свою визитную карточку: Санкт-Петербург, Квартира, комната тел. .................э Наталия.
Мы загрузили вещи в машину, сели сами и поехали по Питеру.
Минут через пятнадцать, не больше, мы были на месте.
Район довольно новый, близко к окраине города, недалеко – станция метро «ул. Дыбенко», на сегодняшний день конечная станция на этой линии, но линия метро строится и дальше. Спокойный очень район оказался, просторный и немноголюдный (людей, конечно, и здесь немало, но так как район из новостроек, построен просторно, широко, то и создаётся впечатление немноголюдности. Пустырей, незастроенных и ничем пока не занятых, тоже хватает).
Бабушку, хозяйку квартиры, зовут Надежда Михайловна. 77 лет, по её же словам. Одинокая питерская старушка в однокомнатной квартире. Живёт одна, пускает «на постой» гостей города (по договору с посредниками, которые к ней этих гостей направляют, за проценты, конечно.) Квартира у бабушки однокомнатная, но с нашей квартирой не сравнить. Кухня большая, просто шикарная, о двух окнах. Коридор по сравнению с нашим коридором огромен. И ванная большая, с отдельным предбанником, а предбанник размером с маленькую кладовочку. Есть и отдельная кладовая, но туда нам заглянуть не пришлось. Есть балкон – в комнате. Сама Надежда Михайловна живёт на кухне, комнату сдаёт постояльцам, когда они есть (а есть они у неё, видимо, не особенно часто).
Мы заплатили бабушке за жильё, согласно договорённости (за пять дней, по шестьсот руб. в день – всего три тысячи), немного распаковали вещи, немного передохнули, перекусили – в путь, смотреть Питер.
Дошли до станции метро (минут десять пешком), разведали насчёт магазина продуктового поблизости, чтобы вечером, на обратном пути, затариться провизией. На метро доехали до станции «Гостиный двор», поднялись наверх и оказались на Невском проспекте (стоимость проезда в метро – 8 руб., по тем же металлическим жетонам, что и раньше). Мы пошли по Невскому, и дошли только до угла Гостиного двора, подошли туда, откуда экскурсии отправляются – узнать, куда, когда и какие есть экскурсии.
В-общем, решили поехать на обзорную экскурсию по городу. Сели в автобус, подождали немного, и нас повозили по Питеру в течение полутора часов. Стоимость: взрослый билет – 150 руб., детский – 80 руб., всего 460 руб.
Около крейсера «Аврора» нас выпустили из автобуса минут на десять, и пошёл дождь, довольно сильный. Пришлось спрятаться от него обратно в автобус.
Некоторое время нас возили под дождём. В 14.45 нас привезли обратно к Гостиному двору. В целом экскурсия не особенно интересная получилась; по нашему мнению, из-за экскурсовода – в таком-то городе можно было показать гораздо больше интересного, и рассказать тоже. И мы пошли дальше по Невскому, по направлению к Дворцовой площади.
После дождя было довольно прохладно, мы все начали мёрзнуть. Мы ещё и не одеты были, как надо бы, оставили свитера дома, не настроились пока на Питерскую погоду. А ребята ещё и есть захотели.
Недалеко от арки Главного штаба увидели Макдоналдс, решили зайти. Зашли, но там было так людно, что мы сбежали оттуда, ку-пив быстренько каждому по гамбургеру (или по чисбургеру – кто там их разберёт…).
Людно в Макдоналдсе – это не то слово, там буквально некуда было приткнуться, не то что сидя, но и стоя тоже. Съели свои гамбургеры (или чисбургеры?) на улице, около Макдоналдса. И пошли на Дворцовую площадь.
Сегодня в Питере продолжается праздник, День города, и ещё оказалось, что сегодня день рождения Петра I (родился 30 мая 1672 года, так что сегодня 332-ух-летие со дня его рождения). По причине праздника много милиции везде, и при входе на Дворцовую площадь у нас проверили содержимое сумки-пакета. У нас там, кроме зонтиков, ничего не было, и нас пропустили вполне свободно.
Но мы мёрзли, ветер с Невы нас обдувал неслабо.
С Дворцовой площади мы сквериком, мимо Адмиралтейства, прошли к Исаакиевскому собору.

(ИСААКИЕВСКИЙ СОБОР - главный храм в Санкт-Петербурге, во имя Исаакия Далматскогого (память которого чествуется в день рождения Петра Великого), начат постройкой в 1768 г. и окончен в 1802 г. В 1817 г. после конкурса утвержден проект нового храма архитектора Монферрана, и в 1858 г. собор достроен.
ГОСТИНЫЙ ДВОР - торговые ряды, первоначально для иноземных купцов; в Новгороде в XV в. было два Гостиных двора - немецкий и готфский (голландский); в Москве каждый народ (англичане, греки и др.) имел свой Гостиный двор. Первый Гостиный двор в Санкт-Петербурге построен при Петре I на Петербургской стороне, сгорел в 1710 г.
МОНФЕРРАН, Август Августовович, 1786-1858 г. - архитектор, французский уроженец (настоящая фамилия Ricard), строитель Исаакиевского собора и здания военного министерства в Санкт-Петербурге, Александровской колонны. Проект памятника Николаю I в Санкт-Петербурге, завершенного архитектором Ефимовым. Издал на французском языке описание (с иллюстрациями) Исаакиевского собора (1845-48 г.) и Александровской колонны (1836 г.)

Но наверх, на колоннаду собора, мы не пошли, потому что мы все уже замёрзли, а наверху ветер ещё сильней. Мы обошли собор, а потом прошли к Медному всаднику.

(ФАЛЬКОНЕ (Falconet), Мориц-Этьен, французский скульптор, 1716-91, директор Парижской Академии Художеств; в 1766 г., по рекомендации Дидро, был приглашен Екатериной II для исполнения памятника Петру Великому в Санкт-Петербурге (на Сенатской площади).

К тому времени мы совсем промёрзли, и времени было уже многовато, поэтому от Медного Всадника мы легли на обратный курс – до Дворцовой площади, по Невскому проспекту до Гости-ного двора и в метро.

Да, вот ещё: когда после экскурсии мы шли по Невскому, мимо Строгановского дворца, мы решили зайти на выставку восковых фигур (семья Романовых), которая находится по-прежнему там, в Строгановском дворце, что и четыре года назад (тогда мама и папа были в Питере и заходили на эту выставку). Зашли, поглядели, нам понравилось (взрослый билет – 60 руб., детский – 20 руб., всего 160 руб.)

Доехав на метро до своей станции «Ул. Дыбенко», мы в продуктовом магазине около станции метро купили чай, сахар, хлеб, ролтон-картофель-пюре, бутылку кагора молдавского (116 руб.), ещё что-то съестного, пошли к дому.
Мы были усталые, и нас чуть покачивало на ходу от усталости («штормило»).
По дороге к дому, в новом здании университета связи и телекоммуникаций, довольно страшном и облезлом, мавзолейно-коричневого цвета, на котором написано «Лицей», мама увидела парикмахерскую и зашла туда на разведку (она перед отпуском не подстриглась; собиралась, но её личный мастер опять её подвела). Пришла с разведки с визитной карточкой парикмахерской и приглашением посетить их. В вечерние часы, сказали там маме, у них свободно.
Вернувшись домой, мы отдыхали, ужинали, доели колбасу, ели «ролтон», сардельки, пили чай, вино «Кагор».

Надежда Михайловна, питерская старушка и квартирная хозяйка, папе напоминает радио сломанное, без выключателя – включить можно, а уж выключить нельзя, выключателя нет. Поэтому папа к ней даже обращаться боится, потому что она начинает говорить и её потом не остановить.

Мама спать пошла первой, около десяти часов. Саша и Наташа ещё почитали перед сном, потом тоже уснули. Папа лёг последним, в 22.45. А на улице в это время солнце ещё вовсю светило – чувствуется приближение белых ночей.

День второй.
31 мая, понедельник

Папа проснулся первым, по будильнику, в семь часов. Он пошёл на балкон курить, потом пошёл умываться, бриться. Мама проснулась в половине восьмого, следом за ней проснулась Наташа, потом и Сашу разбудили. Умывались, завтракали кое-чем.

Вчера вечером, при папиной попытке разложить диван-кровать, его заело, никак не раскладывался. Папа его дёргал-дёргал понапрасну, потом позвал домохозяйку Надежду Михайловну. Дёр-гали вдвоём, так что у креплений дивана полезли шурупы. На этом дёргать перестали (чтобы не доломать), решили спать на нём, как есть, не раскладывая. Саша будет спать на диване, Наташа на кресле раздвижном, мама с папой – на большой кровати. Так и сделали. Спали все очень крепко.

После завтрака собрались, мама нарисовала себе лицо, причесала Наташу. Мы все оделись потеплее, чем вчера, и двинулись в путь.

На метро доехали до станции «Горьковская», от станции прошли в Петропавловскую крепость.

(ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ - в г. Санкт-Петербурге, на острове реки Невы Иени-Саари (Заячий) в центре города. Основана Петром в I 703 г.

ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ СОБОР - усыпальница русских императоров и членов их фамилии, начиная с Петра I. Монетный двор. Государственная тюрьма. Здесь в 1826 г. казне-ны декабристы П.И. Пестель, К.О. Рылеев, С.И. Муравьев-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин и П.Г. Каховский.)

В половине одиннадцатого мы уже были в крепости, покупали билеты (единый билет с правом посещения всех музеев, находящихся в крепости – 40 руб. за взрослый билет и 20 руб. за детский, всего 120 руб.)
Пошли по крепости. У памятника Петру I работы Михаила Шемякина фотографировали немного, но в этот момент дождь поливал, фотографировали под дождем, прячась под капюшоны и под зонтик.
Много в крепости иностранных экскурсионных групп, вообще, большая часть посетителей крепости – иностранцы, совершенно разноязычные. В Петропавловский собор нам пришлось не входить, а протискиваться – как раз в это же время туда входило очень много экскурсионных групп.
Смотрели собор изнутри. Видели могилы российских императоров, начиная от Петра I. Видели также место захоронения Николая II с семьёй.
Потом мы гуляли по крепости, рассматривая всё, что на глаза попадалось. Выходили на берег к самой Неве, ходили смотреть ботик Петра I (ботик – это лодка).
Слушали (и смотрели), как выстрелила сигнальная пушка на крепостной стене ровно в 12.00. Гуляли дальше по крепости.
В Комендантском доме обнаружили музей «История Санкт-Петербурга», про который мы раньше почему-то не знали. Мама нас туда затянула. Музей оказался большим и очень интересным. Представлено в музее: от предыстории города до начала ХХ века. Просмотрели почти всё, очень поверхностно, конечно, потому что музей большой, а времени у нас мало. И есть мы уже хотели к этому времени, больше всех – Наташа, она начала от голода на части разваливаться.
Выйдя из музея, пошли туда, где, как мы видели, блинчики продают (около того места, где со стены стреляет сигнальная пушка). Съели по блинчику с сыром и ветчиной, Саша и Наташа выпили по чашке чаю, мама и папа – по чашке кофе. Наташа, поев, повеселела.

Время было уже половина третьего, мы ушли из крепости. Пошли в сторону крейсера «Аврора», к домику Петра I. Дошли до него, а он оказался закрытым, и вывески никакой – то ли он открыт для посещения, то ли нет – непонятно.
Тогда пошли мы пешком через Троицкий мост (бывший Кировский), под которым Валерий Чкалов на самолёте пролетел, пошли на левый берег Невы, в Летний сад.
Там погуляли, поглядели на сад, присели на скамейку чуть-чуть отдохнуть (ноги уже гудели от усталости). Потом мы прошли весь Летний сад насквозь, видели памятник И.А.Крылову. В пруду мы видели пару белых лебедей.

Выйдя из Летнего сада, мы попали в Михайловский сад, краем его прошли к Спасу на крови. Поглядели, но внутрь храма заходить не стали.
Захотелось нам поехать на водную экскурсию на катере по каналам, прошли мы до пристани, катер экскурсионный стоял на посадке, но совсем пустой, т.е. отправится ещё не скоро, когда желающие соберутся. В ожидании других пассажиров, чтобы не скучать на месте, мы по набережной Мойки прошли до дома, где жил А.С.Пушкин (набережная Мойки, д.12).
Пришли туда, а музей-квартира Пушкина оказалась закрытой на ремонт, как объяснил нам охранник, откроется ко дню рождения поэта, 6 июня. Т.е. мы туда уже не попадаем (5-го числа нам уезжать).

Вернулись мы обратно на пристань, желающих совершить водную экскурсию не прибавилось (место там немножко на отшибе, не очень людное). Тогда мы решили не ждать и ушли оттуда. Мимо Спаса на крови прошли на площадь Искусств, к Русскому музее. Сегодня он уже закрывался. Мы почитали график его работы, выяснили, что по вторникам музей закрыт (выходной день), т.е. завтра, во вторник, туда нечего соваться.
Потом мы фотографировались около клумбы с красивыми тюльпанами, около памятника Пушкину.
От площади Искусств мы прошли на Невский проспект, прошли мимо Казанского собора, где похоронен М. Кутузов.

У первого же на нашем пути моста мы обнаружили пристань с экскурсионными катерами. Мы туда подошли, катерок был уже заполнен экскурсантами, так что ждать нам не пришлось, сели и сразу поехали (поплыли). Стоимость – 200 руб. за взрослый билет, 100 руб. за детский (всего 600 руб.) А ноги наши к этому времени совсем усталые были, отказывались ходить.

Мы сидели в катере на скамеечке, и нас возили по каналам под мостами. Экскурсовод что-то рассказывала. И в Неву выходили, по Неве нас немного провезли, потом опять по каналам.
Оказывается, сейчас вода в Неве поднялась и стоит выше нормы сантиметров на шестьдесят.
Пошёл дождь, довольно сильный. Мы с самого начала экскурсии сидели на скамейке под навесом, так что дождь нам был не страшен, а те из туристов, что сидели на корме, под открытым небом, срочно прибежали к нам под навес.
Женщина-экскурсовод рассказывала обо всём очень интересно, гораздо лучше, чем вчерашняя, на обзорной экскурсии по городу. Папа обратил внимание: рассказывает, а у самой глаза закрыты – от упоения, что ли, или для вдохновения, или чтобы ничего не отвлекало. И подолгу закрыты. Приоткроет глаза ненадолго – и опять закрывает, продолжая рассказывать.
В конце экскурсии привезли нас на то же место, к Невскому проспекту.

Было уже 18 часов. Мы пошли в метро, народу – тьма (час «пик»); на входе в метро нас потолкали, в вагоне – помяли и сплющили. Дальше, после того как мы сделали пересадку на свою линию, было посвободнее.

Поднявшись наверх на своей станции, мы зашли в продуктовый магазинчик около метро, потом ещё зашли в универсам «Патэрсон», который находится около нашего дома. В универсаме – всё, как в старые годы, система самообслуживания, но на современный лад, всё оборудовано, и товар – всё, что пожелаешь. Но дорого. И ещё мы там, в универсаме, попили коктейль.
Домой притащились еле-еле, из последних сил. Было уже около восьми часов вечера. Пока разделись, приготовили ужин, поели – пошёл десятый час. Помыли ноги и прочие части тела – вот уже и десять часов. Постелили постели, полегли спать.

На улице весь вечер пасмурно, но светло, совершенно как днём.


День третий.
1 июня, вторник

Проснулись часов в семь, дети – первыми. Они молодые, у них энергия быстрее восстанавливается. А папа сегодня спал крепко и даже не услышал будильник.
Умывались, завтракали, собирались.

Вчера около Петропавловской крепости ребята купили себе по авторучке с изображением «Авроры», а папа в крепости купил компакт-диск с видеофильмом о Петербурге. Дома будем смотреть и вспоминать Питер (цена – 140 руб.)

Вечером вчера было пасмурно, а с утра – ясно, солнечно. Но здесь ясная погода может быстро перемениться на дождливую, зонты надо иметь с собой постоянно.

Мы доехали на метро до станции «Пионерская», дальше пошли пешком до места последней дуэли Пушкина. Там, собственно, недалеко, но на дороге, которую нам надо было перейти, очень сильное движение. Перейти дорогу совершенно невозможно, а вблизи – ни светофора, ни пешеходного пере-ода. А перейти эту дорогу возле станции метро, где есть светофор, мы не догадались. Перешли через дорогу как-то чудом, по частям: сначала папа с Сашей, потом мама с Наташей.
Мы посмотрели обелиск, что стоит на этом месте.

Оттуда мы пошли в сторону станции метро «Чёрная речка»; она, собственно, тоже неподалёку, но путь туда позапутанней. По дороге туда папа ориентировался по схеме.
Вышли прямо к станции, попили квасу питерского (стакан – 6 руб.).
Ехали на метро, сначала хотели доехать до станции «Васильевский остров», чтобы сходить на берег Финского залива.
Но, проезжая мимо станции «Невский проспект», решили съездить на экскурсию в Петергоф – там и Финский залив есть, и всё остальное там поглядеть.
Поднялись наверх, вышли на Невский проспект. На мосту через канал Грибоедова (около Казанского собора) обнаружили автобус экскурсионный на Петергоф, купили билеты (взрослый – 400 руб., детский –300 руб., всего – 1400 руб.).
Сели в автобус; он постоял немного, поджидая ещё желающих поехать на экскурсию. После полудня тронулись в путь. По Питеру ехали долго, в центре обилие автомашин, на грани пробок; когда выбрались на окраину города, поехали уже свободнее.

Приехали в Петергоф. Там нас повели организованно в парк. На подступах к парковому ансамблю расположился небольшой рыночек, рассчитанный в основном на иностранных туристов – в продаже почти одни только сувениры. Там же играл мелодии духовой квартет.
Ввели нас организованно на территорию петергофского парка, погоняли галопом мимо некоторых фонтанов, потом распустили, дав свободного времени полтора часа.
За это время мы погуляли – прошлись по аллеям, и к Финскому заливу вышли – поглядеть на него.
В парке видели белочку, она там живёт, на деревьях, но к людям подходит и берёт у них угощение прямо из рук, не боится. Наташа её обманом приманила, белочка к ней подбежала, хотела из руки взять угощение, а угощения-то никакого не было. Белочка назад убежала ни с чем. Жаль, что папа не успел снять этот момент. Уникальный был бы кадр.

Гуляли, смотрели, забрели под конец на самую окраину парка, где и люди не ходят, и лестниц нет (а те, что есть – перегорожены, ещё и под охраной, чтобы люди по ним не ходили). Чуть не заплутали, потом выбрались, по скользким тропинкам пробираясь.
Вышли на цивильные дорожки, дошли до выхода. На сувенирном рыночке перекусили, Наташа в качестве сувенира купила себе кошечку маленькую, папа купил зажигалку сувенирную, ещё он купил там компакт-диск с видеофильмом про Петергоф (цена – 190 руб.) Время, отпущенное нам на гуляние, было уже на исходе, и мы пошли к автобусу.

Отъехали из Петергофа в 16.20. Мама в пути уснула, все остальные ехали, глазея в окна. Наташа радовалась своей новой маленькой кошечке.

Привезли нас на то же место, откуда мы отправлялись (на Невском, около Казанского собора) в 17.30.

Мы зашли в железнодорожные кассы, которые находятся там совсем рядом, чтобы уточнить вокзал, с которого нам предстоит уезжать из Питера 3-го числа (Питер-главный – это какой вокзал? Оказалось – Московский).
Там же, в кассовом зале, мы подкрепились: ребята попили чай горячий, мама с папой – кофе чёрный.
Потом мы пошли по Невскому проспекту в сторону, противоположную Дворцовой площади. Шли мы не торопясь, просто гуляя. Посмотрели памятник Екатерине II, пошли дальше. Около Аничкова моста с Клодтовскими конями увидели афишу «Восковые фигуры», ещё и движущиеся, как было в афише указано. Выставка находилась в Аничковом дворце, в котором теперь находится Петербургский дворец творчества юных. Пошли туда, посмотрели. Среди фигур: герои Гарри Потера, Арнольд Шварценеггер, Владимир Путин, Леонид Якубович (совсем на себя непохожий). Немного фотографировались там, но пришлось допла-тить за фотосъёмку (входные билеты взрослые – 60 руб., детские – 40 руб., фотосъёмка – 40 руб.)

(КЛОДТ, Петр Карлович, 1805-67, скульптор, академик и профессор; 4 конных группы на Аничковом мосту в Санкт-Петербурге; статуя императора Николая I, памятник Крылову в Летнем саду в Санкт-Петербурге, Св. Владимиру в Киеве.)

Потом мы пошли дальше по Невскому проспекту, дошли не спеша до площади Восстания (там, где Московский вокзал). И было уже семь часов вечера. Сегодня нам уже больше никуда не попасть. И мы пошли в метро (станция так и называется – «Площадь Восстания»).
Народу в метро много, домой с работы люди едут. Приехали на свою станцию «Ул. Дыбенко», зашли около станции метро в продовольственный магазинчик (неплох по ассортименту – есть всё, но уж больно мал и тесен. И организация торговли какая-то непродуманная – одна касса на все отделы, как в старые советские времена в гастрономах. А место очень оживлённое, покупателей много. И получается тесно).
Так вот, в данном магазинчике купили съестного, ребятам дополнительно по шоколадке для подкрепления сил, маме с папой – бутылочку «Кагора», тоже для подкрепления сил.

Домой мы пришли в девятом часу. Петербуржская старушка Надежда Михайловна Мухина ежедневно встречает нас из-за запертой двери вопросом: «Кто там?» Потом она отпирает дверь, впускает нас в дом и объявляет: «Чайник уже вскипел!»
Вообще-то, она дала нам ключи от квартиры, но мы ключами не воспользовались ни разу – она всегда оказывалась дома.
Дома мы поужинали, отдыхали перед сном. Спать все улеглись в десять часов вечера.
Вечер был тихий, спокойный, даже относительно тёплый.


День четвёртый.
2 июня, среда

Папа проснулся первым, около семи часов. Он хорошо выспался и проснулся сам, ещё до будильника. Пошёл умываться и бриться. Потом проснулась мама, следом за ней и Саша с Наташей. Все хорошо выспались, отдохнули. Завтракали в восемь часов, потом красились, причёсывались, собирались.

Из дома вышли в десятом часу. Дошли до метро. Проезжая станцию «Площадь Александра Невского», решили заглянуть по пути в Александро-Невскую лавру. Поднялись, заглянули. Посетили Некрополь мастеров искусств, там похоронены И.А.Крылов, Ф.М.Достоевский, друг А.С.Пушкина В.А.Жуковский, секундант Пушкина на последней дуэли Данзас. Также похоронены известные композиторы – П.И.Чайковский и др. (Стоимость билетов в Некрополь – взрослый – 35 руб., детский – 20 руб., всего – 110 руб.)
Потом прошли на Никольское кладбище, которое находится там же, но чуть дальше. Посмотрели, какие надгробия сделали на могилах Анатолия Собчака и Галины Старовойтовой.

Из лавры мы опять пошли в метро, доехали до станции «Василеост-ровская», вышли наверх и по линиям Васильевского острова вышли на набережную Невы, дошли до Кунсткамеры. Проходя по 7-ой линии по направлению от станции метро к набережной, видели памятник канониру Василию, в честь которого, по преданию, и назван Васильевский остров.

(КУНСТКАМЕРА (нем. Kunstkammer) - хранилище коллекций естественно-исторических, худо-жественных и исторических, в XVI-XVII вв. принадлежность каждого княжеского двора. В России Кунсткамера основана Петром Великим в1714 г. в Санкт-Петербурге. В 1718 - указ о доставлении со всех мест России в Кунсткамеру уродов и археологических находок. Коллекции Кунсткамеры (окончательно к 1851г.) переданы в музеи Академии Наук и в Эрмитаж.)

Посетили Кунсткамеру (входные билеты: взрослые – 50 руб., детские – 20 руб., всего – 140 руб.) Смотрели экспонаты в Кунсткамере, но часть её, самый верхний этаж, в башне, закрыта на ремонт. Саша долго и внимательно изучал всяких уродиков заспиртованных, был от них в восторге. Там же мы купили некоторые сувенирчики.
Потом, осмотрев почти всё, мы перекусили во дворе Кунсткамеры тем, что у нас с собой было.

Дальше мы решили пойти в Зоологический музей, который находится рядом, в соседнем здании. (Стоимость билетов – 100 руб. за всех и ещё 60 руб. за вход в зоопарк насекомых). Войдя музей, мы на первом этаже, в вестибюле, обнаружили кафе. Немного подкрепились: ели пышки в сахарной пудре, пили чай, кофе.
Подкрепившись, мы пошли по музею, стали рассматривать чучела и скелеты всевозможных зверей, птиц, рыб. Было нам очень ин-тересно. Музей довольно большой, пробыли мы там долго. Тоже смотрели сувениры. Саша купил-таки себе чёрный пиратский флаг (в Кунсткамере), и перстень с черепушкой. Папа купил ещё один диск про Питер: «От Петра до Путина», дома будем смотреть (цена – 150 руб.)

После музея мы вышли на Стрелку Васильевского острова. По пути туда папа купил себе морской картуз с белым верхом, на память о Питере.
На Стрелке мы отдыхали, любовались на Неву, смотрели, как туда приезжают свадьбы, и там гуляют, и снимаются на фото и видео.

Пообщались с двумя англоязычными туристками, пытаясь объяснить им, где находится Петергоф и как туда добраться.

(Сначала мы пытались понять, о чём они у нас спрашивают.
Папа давно и успешно забыл английский,
дети только недавно начали его изучать,
а мама хорошо знает немецкий. Она спрашивала их: «Мол, дейч? – Ноу, ноу, - говорят, - инглиш». С трудом мы разобрали слово «Петергоф».
- Ах, им надо в Петергоф?
Папа напряг извилины и откуда-то из глубин памяти извлёк слово «Бас» - «автобус». – «Ноу, ноу, - отвечают, - гоу, гоу».
-Ну, не хотят – как хотят.
Достали мы из сумки схему Питера – мы же туристы! – стали объяснять им «на пальцах». Потыкали в Стрелку – там, где мы сейчас находимся – «Йес, йес!» - потом дальше, вдоль набережной Невы и до залива, и вдоль берега залива – до самого Петергофа; при этом и рукой показывали направление…
Похоже, они всё поняли – «Сэнкью, сэнкью!» - улыбнулись друг другу на прощанье и разошлись.

Но потом папе всё время казалось, что они не совсем правильно нас поняли... Потому что они пошли туда пешком…)

Потом, гуляя, мы прошли мимо Кронверка позади Петропавловской крепости. Дошли до скверика около станции метро «Горьковская», поели мороженое, посидели на скамейке, отдохнули. (Сидели на спинке скамейки, потому что сиденье всё грязное. И на других скамейках люди сидят на спинках, поставив ноги на сиденья. Потому-то, собственно, они и грязные.)
Понаблюдали за двумя уточками, плававшими в какой-то луже. Лужа, видимо, когда-то первоначально, замышлялась как пруд. Саша и Наташа даже немного покормили их вафельками от мороженого.

Отдохнув немного, мы двинулись в метро, поехали на свою станцию «Ул. Дыбенко».
Поднялись наверх, по дороге домой зашли в универсам «Патэрсон». В универсаме купили продукты на ужин, и на утро, на завтрак; папа ещё прихватил бутылку «Мартини» 0.5 л (233 руб.)

Подойдя к дому, около подъезда прочитали объявление, что с 3-го июня не будет горячей воды (а мы все собирались помыться в последний вечер перед отъездом, а этот вечер сегодня, 2-го ию-ня).
Когда пришли домой, оказалось, что горячей воды уже нет. Объявление объявлением, но воду закрыли уже сегодня, 2-го числа. А утром вода ещё шла. Нам к такому не привыкать, у нас дома бывает тоже самое, и даже закрывают воду без всяких предупреждений
(как сказал папа, везде одна и та же Россия – что город Санкт-Петербург, что посёлок Старая Купавна, что деревня Большие Перделки. В деревне воды вообще никакой нет – чтобы получить горячую воду, надо баню топить, а чтобы получить холодную, надо на колодец идти.)
А маме позарез нужно было голову помыть перед отъездом – а как же! – да и всем остальным нужно было помыться, конечно.

Надежда Михайловна начала куда-то названивать по телефону, пытаясь выяснить что-нибудь об отсутствии воды и когда она появится. Но мы поняли, что вода горячая будет теперь если не в начале осени, то через месяц, самое раннее, как и у нас (везде одна Россия!)
В итоге петербуржская старушка Надежда Михайловна согрела для нас воду электрокипятильником в ведре (хоть мы и говорили ей, что не надо, мол), да ещё в кастрюльке на плите немного. Воды хватило маме голову помыть, потом папа свою голову помыл, да ещё и весь ополоснулся слегка. Потом ужинали, выпили «Мартини», поговорили, немного вещей заранее уложили. Стали укладываться спать – в последний раз под этой крышей.

День пятый.
3 июня, четверг

Утром проснулись в шесть часов, по будильнику.
Ночью над мамой и папой пищал комар. Мама не очень хорошо выспалась, а встать пришлось пораньше – сегодня уезжаем из Питера, много дел у нас.
Нужно собираться в дорогу. Мы решили с утра, позавтракав, уйти отсюда совсем, с вещами, доехать до вокзала, оставить вещи в камере хранения и в оставшееся до поезда время ещё погулять по городу, а на вокзал приехать к поезду. Ну, мы так и поступили.

Умылись, позавтракали, уложили оставшиеся вещи, увязали рюкзаки, распрощались с Надеждой Михайловной и в 8.05 покинули её квартиру.
Вышли на проспект Большевиков, на автобусную остановку, постояли немного с поднятой рукой в надежде поймать машину.

Нужно сказать, здесь в этом плане совсем непохоже на Москву – там в аналогичном случае тормозит каждый второй проезжающий водитель, а здесь – не очень-то. Один на «копейке» притормозил было, но ему оказалось не пути. Не вышло.
Постояли с поднятой рукой ещё.
(В общем, ясно, люди в Питере не такие хапуги, как в Москве; бо-гатыми их не назовёшь, но и за деньгами, забыв обо всём, они особенно не гонятся.)

Ещё один притормозил около нас, на иномарке, папа спросил: «На Московский вокзал?» А водитель в ответ (как обычно): «А сколько?» (сколько, мол, заплатишь?) Ну, папа, я, мол, не знаю ва-ших здешних цен, сколько надо-то? Тот в ответ неуверенно: «Ну, двести руб.» (т.е. столько же, за сколько мы сюда на такси ехали.) Папа тут же согласился. Парень явно обрадовался, посадил нас в машину, мы поехали.
Но ехали до вокзала долго, час с лишним, не то, что в день приезда (тогда, в воскресенье, было мало машин на улицах, а сегодня день рабочий, люди на работу едут в этот час, движение очень интенсивное).

Приехали на Московский вокзал в начале десятого часа, сдали вещи в камеру хранения, она недалеко оказалась (175 руб. за хранение всех наших рюкзаков).
Потом мы вышли на Невский проспект и зашагали по нему в сторону центра.
Через Аничков мост, там сфотографировались разок, но неудачно – видны только задницы лошади и укротителя.
Потом далее и далее по Невскому, всё пешком. Свернули на Малую Конюшенную улицу, где стоит шутливый памятник питерскому городовому. Каменный городовой похож на Никиту Михалкова.
Прошли небольшой улочкой к Мойке, перешли её и свернули налево, к Казанскому собору. И шли дальше, к Исаакиевскому собору.

Мама по пути проголодалась, она съела мороженое около Исаакия, а ребята – чипсы. Купили билеты (210 руб. за два взрослых и два детских билета на посещение собора и колоннады.)
Сначала полезли вверх, на колоннаду. Долго поднимались по винтовой лестнице, потом по мостику, и вышли на колоннаду. Такой круговой балкон наверху. Оттуда вид – захватывающий дух (в прямом смысле). Саше страшно от высоты, папе тоже неуютно (рождённый ползать – летать не может). А маме и Наташе не страшно.

Посмотрели на Питер сверху, спустились вниз опять по винтовой лестнице, но уже по другой. И пошли внутрь собора. Там купили сувениры – два гусиных пера-ручки, Саше и Наташе.

Мама примазалась к какой-то экскурсии – послушать интересненького, а папа хотел в полдень услышать выстрел сигнальной пушки в Петропавловской крепости. Он сманил ребят на улицу, к Медному Всаднику. Вышли на улицу (а мама осталась в соборе слушать экскурсовода), подошли к памятнику Петру I. Там, как и на стрелке Васильевского острова, много свадеб гуляло, даже очень много.
От машин, идущих мимо по набережной Невы, очень большой шум, и мы засомневались, улышим ли за этим шумом выстрел пушки. Поэтому папа с ребятами пошли по набережной в сторону крепости, мимо Адмиралтейства. Там, оказалось, машины тоже шумят. Но пушка бабахнула вполне прилично, шум автомобилей её ничуть не заглушил. Пошли назад папа с ребятами, около Медного всадника встретили маму.

И дальше мы пошли сквериком мимо Адмиралтейства в сторону Дворцовой площади. По пути мама и папа попили кофе в уличной кафешке. А Саша и Наташа носились, как кони, по дорожкам сквера.
Вышли на Дворцовую площадь, под стенами Зимнего дворца съели по пирожку.
Смотрели, как туристки-иностранки облачаются в наряды барынь XVIII века и фотографируются в таком виде. Им самим было смешно.
Потом, не спеша, через Дворцовую площадь, через Арку Главного штаба мы вышли на Невский проспект. По нему пошли в сторону площади Восстания, на которой и находится Московский вокзал. Кидали монетки в реку Мойку (на прощание);
потом, когда дошли до реки Фонтанки, кидали туда монетки тоже (с Аничкова моста, где Клодтовские кони). И потом уже пошли по Невскому до самого вокзала.

На вокзале мы сначала купили попить-поесть с собой в поезд. Потом получили вещи в камере хранения, пошли поближе к поездам.
Посадку на наш поезд пока не объявляли, да и поезд к платформе ещё не подали.
Маме очень, ну просто очень захотелось позвонить домой бабушке Нине. Купили телефонную карту (85 руб. на 5 минут разговора), узнали, где тут, на вокзале, есть телефоны, и мама ушла звонить. Вернулась она очень довольная: дозвонилась, говорила с бабуш-кой, доложила ей, что у нас всё хорошо, и узнала, что в Купавне тоже всё хорошо. И бабушка Нина, судя по всему, тоже осталась довольна, что мама ей позвонила.

А тем временем и наш поезд на посадку подали. Идти нам было недалеко, нумерация вагонов оказалась с хвоста поезда (наш вагон – № 4), и посадка в поезд сразу началась, так что мы сразу спокойно зашли в вагон, заняли своё купе.
Поезд очень хорош, в вагоне занавески со шторками (даже в коридоре) на каждом окошке, в купе коврик, очень чисто, и верхние полки уже заранее застелены. Мы полюбовались всем этим, повосхищались. Проводник собрал билеты и деньги за постельные принадлежности (по 47,5 руб. с каждого, всего 190 руб.) Ещё проводница принесла нам всем по упаковочке чая и по упаковке мыла; она сказала, что если мы пожелаем чай, кофе, пиво и т.д., то всё это можно взять (в смысле купить) прямо в вагоне, у них, проводников. Такой вот сервис.

Поезд тронулся точно по расписанию, в 16.08, и мы поехали к югу, и питерская часть нашего отпуска кончилась.

Едем хорошо, точно по расписанию. В 19.30 прошли Бологое. Остановок почти нет, а где останавливается – стоит мало, остановки коротенькие (поезд скорый). Мы занимаемся каждый своим делом: кто читает, кто пишет, кто дурит от безделья.
В вагоне среди пассажиров тоже есть детишки, совсем маленькие, и чуть побольше. Едут отдыхать. Но Саша и Наташа с ними знакомиться не хотят. Сидят в купе со своими книжками и игрушками. Папа балуется пивком и пишет свои путеводные записки.

Ужинали в восемь часов. К этому времени мы проехали половину пути между Питером и Москвой. На станции Бологое папа и Саша через окно вагона купили у бабушки две сосиски в тесте, мама заварила «быстросуп» и «быстрокартошку», колбаску питерскую порезали (очень вкусная, кстати, колбаска, нам всем она понравилась). В-общем, хорошо поужинали. После ужина все уси-ленно читают.

В Питере не раз и не два мы видели юных учениц-художниц, рисующих с натуры. А натуры здесь для художника сколько угодно. Мы встречали их везде: под стенами Петропавловской кре-пости, и на улицах города, и в Некрополе – рисующих надгробные памятники, и в зоологическом музее – рисующих животных и птиц. Здесь, собственно, весь город – сплошная натура. Интересно, что все юные живописцы – сплошь девочки; мальчика среди них мы не видели ни одного.

Петербуржская старушка Надежда Михайловна – не только пенсионерка, но она ещё и на инвалидности. Она говорит, что ей 77 лет уже, но она ещё вполне бодрая и крепкая, кресло и диван ворочает только так.
Её кошка по имени Сара очень добрая и спокойная, бабушка её спать укладывает, как ребёнка, поёт ей колыбельные песенки, и в туалет её водит. А когда Надежда Михайловна однажды с утра пораньше отлучилась проведать больную приятельницу (когда мы проснулись, бабушки дома уже не было), то Сара всё утро сидела под входной дверью и мяукала почти человеческим голосом, так и слышалось:
«Ну куда же ты ушла, ну что же ты не идёшь, ты же видишь, как мне плохо без тебя.»
Такая вот питерская семейка.

Как-то папа пошёл покурить на балкон. Балкон застеклённый, типа маленькой лоджии. Одну из рам папа обычно приоткрывал для проветривания.
А кошка Сара умудрилась проникнуть на балкон вместе с папой, да ещё и уселась прямо на открытой раме, на самом краю. Папе это не понравилось, ну как навернётся, что мы тогда бабушке скажем? Он аккуратненько взял Сару за шкирку и отволок в комнату.
Кошке такое обращение пришлось не слишком по душе, она слабо пыталась выразить своё недовольство. И потом ещё долго папу избегала. А когда мама вошла в комнату, ребята объявили ей: «А папа кошку с балкона выбросил!»
«Как выбросил? Совсем?» – испугалась мама.
«Не вниз с балкона, а в комнату выбросил» – объяснили ей дети.

Надежда Михайловна говорит, что она почти пятьдесят лет прожила на Невском проспекте, в коммунальной квартире. А потом два этажа в их доме купил какой-то еврей, и ей дали вот эту квартиру, на окраине города.
Здесь она живёт уже тринадцать лет. Её телефон: г. Санкт-Петербург, ................Надежда Михайловна, лучше вечером.


Создан 27 июл 2005



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником